Воля

Как же приятно бегать… Но почему я тогда не бегаю регулярно? Потому что тяжело менять привычный уклад. Тяжело начать делать то, что до этого регулярно не делал. Но если привести это к ежедневному, или другому постоянному, ритуалу, сделать это привычкой, то это уже не будет требовать так много сил. Что для этого необходимо сделать? Бегать не пропуская тренировки на протяжении какого-то времени, пока это не войдёт в привычку. Обычно называют 40 дней. Хотя, мне кажется, это число взято с потолка, и никто не проводил никаких исследований, чтоб найти это число. Но вот я вспоминаю, что, даже когда я бегал с определённой периодичностью, у меня все равно бывали периоды пропусков. Мне иногда было тяжело выйти из дома. Хотя я плохо помню подробности, чем было это вызвано. Может, пропуск был по каким-то объективным причинам, например, болезни, а потом не заниматься входило в привычку и снова приходилось преодолевать эту новую привычку, чтоб начать заново бегать.

Мне стало помогать что-то делать видео с TED про то, что существует воля первого порядка, и воля второго порядка. Воля первого порядка, как правило, нам не подконтрольна. Мы не выбираем что хотеть, а просто хотим, мы не выбираем чувство лени и стремление к сладкому. Но есть воля второго порядка, которая нам подконтрольна. Мы можем хотеть выносливое тело и поэтому между леностью и бегом можем выбрать бег. Надо только все время держать в голове то, с какой точки зрения принимается решение, волей первого порядка или воли второго порядка. И всегда задавать себе вопрос, что я хочу на самом деле, хочу логически, осознанно. Это и будет воля второго порядка, нам подконтрольная и которая позволяет творить великие дела. Что такое великие дела? Почему восхождение на Эверест считается чем-то великим? Потому что в этот момент человек преодолевает сложности, преодолевает холод, преодолевает себя, своё желание все бросить и повернуть назад. Это отличное воспитание воли.

Я помню как на курсах Випассаны приходилось ежедневно преодолевать себя, чтобы остаться на курсах, так как они были очень сложные. И то, что я не поддался желанию уехать, а остался до конца курсов, дало невероятный и очень полезный опыт. Но я перестал заниматься. И этот опыт постепенно растворился. Надо возобновить ежедневные медитации. А ещё на полумарафоне. Как же хотелось остановиться. Но я добежал до конца. Постоянно уговаривая себя, что я смогу, это не так сложно, как кажется. И то же самое было на марафоне. Это было очень сложно. Невероятно. Но я справился. Я до сих пор не понимаю как я это сделал. И вспоминая это мне очень странно, почему я сейчас столько дел не довожу до конца, столько дел бросаю. Они же гораздо легче, чем был для меня марафон. Мне приходилось преодолевать боль, усталость. Вернее, даже не усталость, а полное истощение, жару, обезвоживание, и постоянное желание, постоянное непрекращающееся желание сойти с трассы.

Поддержка. Да, на марафоне была постоянная поддержка зрителей. Поддержка очень помогает. Я до марафона не подозревал, что поддержка настолько сильно помогает в достижении своих целей, в преодолении своих границ. Как можно заручиться поддержкой в других делах? Или этого не нужно делать? Может, стоит, наоборот, научиться действовать без поддержки? Тогда, во-первых, оказываешься совершенно независимым в достижении своих целей, а во-вторых, если поддержка всё-таки будет, это будет дополнительная сила, дополнительный толчок, который ускорит твой путь, как запасной двигатель у ракеты.

Какие цели я хотел бы добиться сейчас? Я хочу пробежать марафон без перехода на шаг, выучить, наконец, английский язык, каждый год учиться какому-то новому умению, делиться с другими людьми тем, что у меня получается делать. Для меня очень важны были примеры других людей, вдохновляющие рассказы о достижениях, жизни, о встреченных проблемах. Мне кажется, если бы я не читал этих история, то моя жизнь была гораздо беднее. И я хочу продолжить делиться этим, так сказать, продолжить эстафету. Чтобы таких историй становилось в мире больше, люди их читали и менялись к лучшему, достигали своих целей, понимали, что если что-то невозможно, то они могут изменить это на возможно. Часто невозможное — это только точка зрения. Мы меняем точку зрения и невозможное становится возможным. Это касается не только спорта и каких-то навыков, это касается и изменения мира, и созданию несуществующего, творчества, развития государств, мира. Большинство стран постепенно улучшаются, улучшается качество жизни в них, но мы можем, каждый может, ускорить эти изменения. Надо показывать путь, чтоб люди, которые его не видели до этого, теперь увидели и пошли по нему. Создание путей изменяет мир. Как выкопать новое русло для реки. Реку невозможно повернуть в другую сторону, но если создать ей другой путь, она сама в него хлынет.