Пошли в Германию

Март 2009. Ничем не примечательная встреча с РТ и АШ. Сидели в Граблях на Новокузнецкой и болтали о чем-то. И как-то разговор зашел о безусловных поступках, которые я идеализирую. Ну и, надо сказать, понятие безусловных поступков непривычно для понимания. И для объяснения тоже. АШ не могла понять эту концепцию. Ну или то, что я под ней преподносил. Просила привести примеры безусловных поступков. Когда я приводил примеры, она спрашивала, а зачем это делать? Ну что значит зачем, если это безусловный поступок? Без условий, предпосылок, без симпатий/антипатий, без необходимостей. Чистый. Тогда АШ попросила продемонстрировать безусловный поступок. Но как его можно продемонстрировать? Тогда он будет не безусловный, а сделанный ради демонстрации. В общем, я оказался в тупике. Конечно, я не могу сказать, что и сам до конца постиг всю природу безусловных поступков. Дзен еще не достиг. И тут у меня появилось озарение. Я понял, что единственная возможность продемонстрировать безусловный поступок, не демонстрируя его, это совершить его совместно. И я озвучил первую же мысль пришедшую мне в голову: «Пошлите в Германию».

Сначала РТ и АШ подумали, что я шучу. Но я продолжал настаивать.

— Нет, я серьезно, пошлите в Германию. Пешком. Вот прямо сейчас. Выйдем отсюда и пойдем в Германию.
— Но мы же не дойдем?
— Это не важно.
— Ну как не важно? Ну мы же можем не вернуться.
— И это тоже не важно. Сконцентрируйся на действии. Не имеет значения, что и как будет. Не надо ничего планировать.

Через какое-то время, когда они поняли, что я не шучу, РТ сказал: — Я согласен.

Дальше мы уже вдвоем с РТ стали разговаривать с АШ и объяснять ей концепцию.

АШ:

— Ну давайте летом пойдем. Нам же осталось всего три месяца в универе проучиться!
— Это уже будет не тот поступок. Забудь об институте. Забудь обо всем. Откажись от всего. Пошли в Германию.
— Ну идите без меня.
— Нет, тогда это уже будет другой поступок. И не безусловный.
— Ну а мы будем только идти или, может, еще автостопом?
— Не думай об этом. Как сложится, так и будем.
— А что мы будем есть?
— Разберемся в процессе.
— А как мы границу перейдем?
— Это не имеет никакого значения. Может и никак. Но думать об этом сейчас не надо. Когда будет необходимость, тогда подумаем.
— Ну а как же мама? Она будет волноваться.
— Тебе нужно не думать об этом. Откажись от всей своей жизни. Откажись от всего что имеешь. Сконцентрируйся только на одном. Просто пошли в Германию. Не важно что с нами произойдет, может мы умрем по пути. Надо согласиться с любым исходом. Отказаться от всего и согласиться на все.

Где-то через полчаса беседы в образовавшуюся паузу ворвалось: — Я согласна.

Мы погрузились в молчание. Вот этот момент. Когда все кончено. Когда ты отказался от всей своей жизни. Когда не имеет значение все, что было до этого, чего достиг, кого знал, что делал… Ничего теперь не имеет значения. Не имеет значения, потому что перед тобой полная неизвестность. Пустота. В пустоте ничего не имеет значение.

На улице было уже темно. Кто-то сказал: — Поехали заедем за паспортами и деньгами и поедем на трассу. Пошли? — Пошли!

Мы встали, одели куртки и в том же молчании дошли и спустились в метро. И только в метро на меня накатило полное понимание, на что мы подписались. И мое сознание как-будто стало вертеться, потеряв привычные опоры. Единственное, что я знал, это что я сейчас приеду домой, возьму рюкзак с несколькими вещами, скажу маме: «Пока. Я пошел в Германию.» И все. Больше я не знал о своей жизни ничего.

АШ говорит: — А как же душ? Где мы будем мыться?

Я и РТ хором: — Какой еще душ?

Несколько-секундная пауза, и из груди АШ вырывается: — Нет, я не могу.